Лого

Дон Жестянщик

Привычный набор ассоциаций с Израилем до сих пор исчерпывался Землей обетованной, библейским Иерусалимом, курортами Красного и Мертвого морей, а также палестино-израильским конфликтом. После убийства криминального «авторитета» Якова Альперона стало ясно, что список неполон: в стране действует мафия, весьма напоминающая русскую.
Из всех громких новостей уходящего года в Израиле, вероятно, запомнят именно убийство главного криминального «авторитета» страны Якова Альперона, на похоронах которого собралось более тысячи человек — не только весь бомонд преступного мира, но и целые полчища журналистов, полицейских, адвокатов и политиков.
В маленькой стране, которая всю свою короткую историю занята бесконечными войнами за выживание, с обществом, разделенным на множество идеологических лагерей, об организованной преступности многие узнают только из западных фильмов. Криминальной хроники на телеканалах нет, а смерть любого человека попадает на одну из первых газетных полос. Потребность израильтян в криминальных легендах восполнял Яков Альперон, беспринципный и харизматичный лидер самой влиятельной мафии страны.
Желанная мишень
В полдень 17 ноября Яков Альперон вышел из зала суда в Тель-Авиве, где слушалось дело его первого сына Дрора, и на взятом напрокат белом Volkswagen отправился на встречу со своими приятелями в одном из кафе в северной части города. Поворачивая на улицу Иегуда Маккаби, Яков включил сигнал поворота, который и привел в действие заложенное в автомобиле взрывное устройство. В результате взрыва несколько человек получили ранения, а Альперон скончался от полученных ран до приезда скорой помощи.
«Произошло чрезвычайно важное событие,— заявил в день убийства шеф израильской полиции Илан Франко.— Скорее всего, это результат конфликта в криминальном мире Тель-Авива. И если у этой атаки будут последствия, нам придется с ними разбираться». Полиция сразу же наложила запрет на публикацию информации о расследовании убийства, опасаясь начала кровопролитной войны бандитских кланов. СМИ и аналитики чуть ли не ежедневно перебирали множество догадок — у Якова не было недостатка в недоброжелателях. Он успел перессориться со своими бывшими союзниками, в прошлом пережил не одно покушение; кроме того, сразу несколько криминальных кланов мечтали поквитаться с ним за причиненные обиды.
Судя по всему, разыскать виновных в убийстве Альперона смогут только члены его семьи. По словам журналистов, Элад, один из семи сыновей Якова, пообещал на похоронах отца: «Я найду человека, который это сделал. Я отправлю его к Господу. Ему не понадобится могила, потому что я отрежу ему руки, голову и ноги».
Благородный гангстер
У тех, кто стоит за убийством, есть все поводы бояться возмездия: Альпероны едва ли не самые влиятельные преступники в стране. Родители Якова — молочник Хаим и его жена Яффа — со старшим сыном Рувеном приехали в Израиль из Северной Африки вместе с волной репатриантов в конце 1940-х годов. В Израиле у них родилось еще несколько детей, забота о которых в основном легла на Рувена. Однако в 1969 году он погиб в боях, и дети остались практически без внимания. Воспитание 14-летнего Якова и его братьев продолжилось на улице. Он занимался боксом — и весьма успешно, однако спорт стал в его жизни лишь инструментом для достижения власти в криминальном мире, где многие познакомились с его коронным ударом левой.
Братья Альперон начали свою преступную деятельность довольно банально — шантажируя мелких бизнесменов в Тель-Авиве. Однако вскоре к Якову пришла широкая известность. В середине 1970-х его приговорили к полутора годам тюрьмы за избиение двух человек. Он оказался в одной зоне с Йефетом Нагаром, который, по слухам, выдал полиции брата Якова Нисима Альперона в деле со сбытом наркотиков. Однажды заключенные устроили в тюрьме бунт, во время которого Нагар был жестоко убит. У следствия не было никаких сомнений в том, чьих это рук дело, но доказать ничего не удалось. Зато криминальному миру доказательств не требовалось — Альперон в одночасье превратился в коронованного вора в законе Святой земли. А пресса и общество раздули славу гангстера до невероятных размеров, наградив Якова Альперона титулом, репутацией и имиджем одного из самых влиятельных преступников Израиля.
После этого преступный бизнес Альперонов начал расти — Яков и его братья создали мощную преступную группировку, ставшую, по сути, первой мафиозной структурой в стране. Основной статьей доходов предприятия Альперонов были обычные для мафии крышевание и рэкет. Также Яков Альперон выкупал чужие долги и, таким образом, сам превращался в кредитора, а заставить человека вернуть долг он умел. В условиях сложной бюрократической системы страны такой робин-гудовский способ добиться справедливости устраивал многих из тех, кто не желал подолгу дожидаться судов и судебных приставов.
В 1980-х и 1990-х семейный клан Альперонов обзавелся связями и своими людьми в Тель-Авиве и прилегающих пригородах, где проживает почти 40% населения страны. Это обеспечило им контроль над большей частью преступного мира Израиля и приносило отличный доход. В 1989 году полиция объявила Якова Альперона преступником номер один в стране, и глава отдела криминальных расследований добился выделения крупных средств для расследования его деятельности. Около 150 полицейских сотрудников несколько лет выслеживали и собирали материал на Альперона. В 1993 году Якова и его подельников наконец-то удалось привлечь к уголовной ответственности по целому ряду обвинений — от нанесения увечий до отмывания денег. Но он отделался довольно легко. По приговору суда он должен был провести в тюрьме четыре года, но уже через полтора года он вышел благодаря усилиям своих адвокатов.
Осторожный политик
Разумеется, подобные могущество и авторитет Якова Альперона находили применение в политике страны. По данным израильских СМИ, в 2001 году во время праймериз «Ликуда», на тот момент сильнейшей партии страны, Ариэль Шарон одержал победу именно благодаря голосам из родных пенатов Альперона, где его люди провели необходимую агитационную работу.
Израильские политические эксперты высказывают подозрения, что центральный комитет «Ликуда», ответственный за назначение членов партии в кнессет, также является вотчиной мафиозных группировок, которые контролируют распределение голосов. Газета Ha`aretz даже провела собственное расследование связей лидеров «Ликуда» и мафии, в результате чего появилась теория «большого соглашения» — негласного договора, по которому стороны обязались поддерживать друг друга.
В сотрудничестве с Альпероном был также замечен мэр города Тверия Зоар Овед. Яков помог ему победить на муниципальных выборах, взамен получив возможность беспрепятственно выиграть тендер на эксплуатацию городского пляжа на берегу озера Кинерет. Вскоре курортный пляж стал излюбленным местом отдыха криминального мира, и Альпероны получили удобный канал отмывания денег. В результате и Оведа, и Альперона задержала полиция. Мэра обвинили в мошенничестве, а главу мафиозного клана подозревали в шантаже сотрудников муниципалитета Тверии. В результате Овед был вынужден покинуть свой пост, а Альперону благодаря недостатку улик и хорошим адвокатам удалось не только снять с себя подозрения, но и сохранить пляж.
Успешный бизнесмен
Впрочем, политика всегда оставалась для Альперона лишь одним из способов получить прибыль. Он использовал любую возможность заработать и мог извлечь доход из чего угодно. По иронии едва ли не самый прибыльный бизнес ему удалось создать благодаря израильскому правительству.
Около десяти лет назад по инициативе ряда экологических организаций власти Израиля приняли закон о переработке бытовой тары. В соответствии с ним производители тары должны были принимать от населения пластиковые и стеклянные бутылки, а также жестяные банки и финансировать их переработку. Кроме того, был учрежден специальный концерн по переработке сырья.
Однако впоследствии концерн не смог создать удобную и целостную инфраструктуру, которая бы работала во всей стране. К тому же не удалось выработать систему госконтроля за этой сферой, и ведомство по охране природы переключилось на другие вопросы. В результате криминальные элементы смогли с легкостью подмять мусорный бизнес под себя.
Клан Альперонов увидел в сборе тары не просто доходное предприятие, но и прекрасный канал для отмывания денег. Только в 2007 году было собрано 1,8 млрд бутылок и жестяных банок на сумму $112 млн. Широкие связи Альперона позволили ему без особого труда взять под свой контроль сбор тары. Он обеспечивал транспорт, а его люди находили бездомных, которые за гроши собирали и сдавали для мафии банки и бутылки. Владельцев ресторанов и кафе угрозами заставляли сохранять и передавать использованную тару людям Альперона. Прибыльной жестью заинтересовались и другие криминальные элементы, в частности бывший союзник Альперона Ицик Абарджиль, прибравший этот бизнес к рукам в подвластных ему районах. В начале 2007 года между группировками возник конфликт на почве пустых бутылок, и Абарджиль даже получил альпероновский коронный хук слева. В итоге Абарджилям пришлось довольствоваться контролем сбора тары лишь в нескольких местах.
Заклятый враг
Конфликт двух бандитских кланов привел к тому, что подозрения в убийстве Альперона сначала легли на семью Абарджиль, однако не все эксперты согласны с этой версией. Сотрудник израильской полиции, пожелавший остаться неизвестным, рассказал «Власти», что Ицик Абарджиль уважал Якова Альперона, несмотря на обиду, и даже если бы он захотел свести счеты со своим соперником, то он вряд ли сделал бы это подобным образом.
Как и Альперон, Абарджиль принадлежит к первой волне израильских мафиози, которые, по словам экспертов, предпочитают более закрытые формы противостояния. Убийства они совершают вдалеке от посторонних взглядов, а тела прячут за городом. «Это старое поколение. Яков был руководителем клана, но он был и одним из его бойцов. Ему, скажем, ничего не стоило начать драку. Новые лидеры группировок ведут себя по-другому»,— говорит Алекс Раскин, израильский адвокат и бывший сотрудник международного отдела полиции Израиля. Альперона убили в новой манере, которая больше свойственна преступникам, появившимся в Израиле в 1990-х годах.
В результате авторы большинства версий, как полицейские, так и аналитики, стали возлагать ответственность за теракт на 35-летнего криминального «авторитета» Амира Мульнера. Этот сын сотрудника полиции из пригорода Тель-Авива в последние годы стал одним из влиятельных преступников Израиля (не без участия Альперонов) и вызывал подозрение тем, что в прошлом дважды обвинялся в установке взрывных устройств в автомобили. Мотив убрать короля израильского преступного мира у Мульнера определенно был: в 2006 году он получил удар ножом в шею во время ссоры с Яковом Альпероном и его сыном Дрором на одной из сходок криминальных «авторитетов». В середине декабря Амир Мульнер был впервые официально объявлен главным подозреваемым по делу убийства Якова Альперона. Следователи представили косвенные улики его причастности к преступлению, но отказались разглашать связанную с делом информацию. Впрочем, ее у них, по всей видимости, не так много — Мульнера не смогли удержать в КПЗ и поместили под домашний арест.
Убийство в центре Тель-Авива, названное криминальным терактом, произвело настолько сильный эффект, что спровоцировало резкое падение котировок акций на бирже. Сейчас смерть Альперона обсуждают буквально все, и, разумеется, главным остается вопрос, кто же станет преемником лидера и отомстит за его гибель. Аналитики склоняются к тому, что клан возглавит первенец Якова Дрор или брат покойного Нисим.
Две недели назад полиция арестовала Нисима вместе с еще несколькими членами клана Альперонов, якобы собравшимися для обсуждения плана возмездия. Хотя на суде никто из задержанных не признался в подготовке какого-либо преступления, полиции удалось убедить суд продлить задержание. Судя по всему, полиция будет пытаться любыми способами предотвратить или хотя бы задержать волну кровопролитных войн преступных группировок, которая может захлестнуть Израиль, если семья Альперон пойдет на кровную месть.
По словам Менахима Амира, профессора Института криминологии Еврейского университета, мафиозные кланы сейчас находятся на грани так называемой войны за честь: «Для них честь и эмоции значат больше, чем контроль над какими бы то ни было ресурсами, потому что положение в иерархии семей определяется именно честью. А от положения, в свою очередь, зависят экономические выгоды».
Убийство Якова Альперона заставило израильские власти по-новому взглянуть на проблему организованной преступности. Премьер-министр страны Эхуд Ольмерт признал, что борьба с мафией ведется недостаточно эффективно, и пообещал создать для этого специальную госструктуру. Однако сами израильтяне относятся к подобным планам с сомнением, поскольку мафия смогла превратиться в устойчивую и хорошо скрытую структуру. Несколько месяцев назад израильский телерепортер просил прохожих на улицах Тель-Авива произнести в камеру: «Я не боюсь Альперона». Но никто на это не отважился.
ЛЕВ КАГАН
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/1094678