Лого

Израильский адвокат: почему Иосифу Кобзону не дают визу в Америку

В последние несколько месяцев русскоязычную Америку будоражат страсти, развернувшиеся вокруг просьбы Иосифа Кобзона получить визу на въезд в Америку для проведения гастролей. Как известно, в начале девяностых годов правительство США отказало во въездной визе в Америку Иосифу Кобзону, объявив его лицом, связанным сорганизованной преступностью. Следует отметить, что примерно в то же время и по этим же основаниям Иосифу Кобзону было отказано во въезде в Израиль.

Редакция портала Strana.co.il обратилась к адвокату Алексу Раскину, работавшему в то время в международном подразделении израильской полиции (ЯХБАЛь) с просьбой дать свою оценку событиям тех лет. — Господин Раскин, как Вы считаете, чем в те годы был вызван запрет Америки, а затем и Израиля предоставить въездную визу Иосифу Кобзону?

— В середине девяностых годов российское МВД направило в ряд стран списки российского криминалитета, имеющего отношение к этим странам.Кроме того, в те годы спецслужбы многих стран черпали львиную долю информации из российских СМИ и из печатных произведений типа » Москва бандитская».

— Другими словами, вы хотите сказать, что Америка объявила Иосифа Кобзона персоной «нон-грата» на основании российской просьбы?

— Скорей всего. Израиль же отказал Кобзону во въезде уже после решения США.

-В таком случае, вы не исключаете, что заявления Иосифа Кобзона о том, что Лужков приложил руку к этой истории, могут иметь место?

— Когда мы говорим о России, тем более тех лет, нельзя исключать ничего.

— Но ведь с тех пор прошло почти двадцать лет. Все разговоры о российской мафии давно умерли, как и в самой России, так и за ее пределами. Иосиф Кобзон уже бывал в Израиле. Что сегодня, по Вашему мнению, не дает американскому госдепартаменту разрешить ему въехать в страну?

— Бюрократическая система Америки, даже в отличие от израильской, очень тяжелая и не гибкая. Там очень сложно изменить однажды принятое решение. Кроме того, американцы очень прямолинейные и з частую не понимают оттенков. Приведу анекдотичный пример. В начале девяностых я встречался с сотрудниками ФБР. Кто-то из присутствующих на встрече израильтян спросил у них, как ФБР справляется с русской преступностью и набирают ли на службу русскоязычных специалистов. Те ответили, что они без посторонней помощи прекрасно справляются с этой проблемой, т.к. сами учат русский язык. Один из них с гордостью сказал, что учит русский уже несколько лет. Кто-то указал на меня и сказал: «Он тоже учит русский, поговори с ним». Американец стал что-то говорить. Я догадался, что, видимо, имеется в виду русский язык, но понять из его речи ни чего не смог. Когда тот закончил монолог, я сказал, что его уровень русского значительно выше моего. Парень был счастлив.

В принципе, без связи с Иосифом Кобзоном, хочу сказать, что в начале девяностых большинство крупных бизнесов в России в той или иной форме пересекалось с организованной преступностью, которая была тогда реальной властью в России. Но в этом » пересечении » была проблема этих бизнесменов, а не их желание ставить четвертую серию » Крестного отца».