Лого

Истерия и беспредел убили у "русских" олигархов веру в Израиль

04.03.2011 11:20 Александр Коган
Почему из Израиля прогнали олигархов из бывшего СССР, несмотря на то, что их деньги поддержали израильскую экономику? Истерия, беспредел и неблагодарность — как средства борьбы с русскоязычными бизнесменами. Интервью с первым «русским» сотрудником разведслужб полиции Израиля.

Один из первых «русских» сотрудников израильской полицейской разведки, а ныне — адвокат Алекс Раскин считает, что причиной «бегства» из Израиля русскоязычных олигархов стало не только дело банка «Апоалим», но и целый ряд других факторов. В интервью порталу IzRus он прокомментировал публикацию экономического издания TheMarker о том, почему миллиардеры из бывшего СССР не инвестируют в нашу страну.Вы работали в отделе расследований международных преступлений (ЯХБАЛ) с момента его создания, лично будучи свидетелем внедрения российского капитала и его оттока из страны. Считаете ли вы, что именно дело банка «Апоалим» стало причиной потери Израилем денег миллиардеров из СНГ?
Это было лишь звеном, причем не самым существенным в цепочке событий. Вся история российских вложений в нашу экономику состоит из двух взаимосвязанных и взаимодополняющих частей: экономической выгоды и отношения государства к «русским» бизнесменам. Я имею ввиду как израильтян — выходцев из республик СССР- СНГ, так и проживающих ныне в этих странах. В начале девяностых в Израиль хлынули огромные потоки денег из стран бывшего СССР. Объяснялось это несколькими причинами. Израиль был тогда первой доступной «заграницей» для жителей СНГ. В те годы банковские проценты на вклады в банках Израиля были очень высокие. Хранить деньги в России или на Украине было небезопасно. Россияне тогда идеализировали Израиль, и в то время были осуществлены значительные инвестиции в израильскую экономику.
В наших банках хранились гигантские суммы, вложенные гражданами стран СНГ. Как известно, банки вкладывают деньги в акции, это ведет к развитию производства, то есть, по сути, «русские деньги» тогда сыграли большую роль в развитии страны. Так, например, с 1994 по 1998 годы в Израиле держался устойчивый курс доллара, что было обусловлено наличием в банках большой долларовой массы, основу которой составляли российские деньги. И лишь после дефолта 1998 года, когда россияне стали забирать из банков Израиля свои средства, курс доллара в стране резко пополз вверх.

«У нас маскарад, люди в масках» (фрагмент к/ф «Олигарх»)
Но многое изменилось к концу 90-х — началу двухтысячных. Жизнь в России постепенно наладилась, многое легализовалось, уменьшился произвол «масок – шоу», на место отстрелов оппонентов пришли судебные споры, преступность значительно снизилась. Словом, обстановка сложилась благоприятная для вложения денег внутри России. Вкладывать в Москве или Киеве было значительно выгоднее, чем в Тель-Авиве. Кроме того, к этому времени российский бизнес уже хорошо освоил Европу. Вложение денег в Израиль стало просто не выгодным. Не выгодно оно и сегодня.

То есть инвестиций нет, только потому, что это просто не выгодно?
Не все так просто. Инвестиции все равно были бы, не всегда же все определяется только выгодой. Есть и другие соображения. Но вот тут сыграло решающую роль отношение Израиля к «русским». Средства массовой информации в те годы раздували истерию по поводу «русской мафии», израильскому обществу внушалось недоверие и презрение к бизнесменам оттуда. Первое дело Григория Лернера стало для них шоком. И не потому, что Лернера российским бизнесменам было «жалко». Он же не был невинным агнцем, но заявления со всех трибун о том, что он «крестный отец русской мафии Израиля«, которые просто не соответствовали действительности, у понимающих людей вызвали усмешку и недоверие к правоохранительной системе.Это стало причиной разочарования в Израиле?
Естественно. У людей просто испарилась идеализация Израиля. Дело Лернера носило показной характер, а приговор был неоправданно жесток. Бизнесмены из СНГ увидели, что и тут возможен «беспредел». Ощущение экономической и личной безопасности, которое для русских бизнесменов в Израиле в начале девяностых было самым важным, начало пропадать. Второй ласточкой было решение не пускать в Израиль Иосифа Кобзона. Решение было принято вслед за аналогичными действиями американцев, объявившими его одним их крупнейших мафиози России. Для бизнесменов это стало примером произвола. И таких случаев более мелкого масштаба было много.И это решило судьбу инвестиций российских бизнесменов в израильскую экономику?

Меир Лански (Library of Congress)
Это, а также хроническая израильская неблагодарность. Возьмите публичное «бичевание» Гайдамака. Я приведу более старый, но очень показательный пример. История 1973 года с семидесятилетним гражданином США, евреем Меиром Лански. Лански, как известно, оказывал большую денежную помощь Израилю в период войны за Независимость. Когда же он обратился в МВД с просьбой получить израильское гражданство ему было в этом отказано. Основанием явилось то, что в 20-х годах прошлого века Лански был дважды судим за хулиганство, в 1931 году был осужден к штрафу в 100 долларов за продажу спиртного, а в 1950-м дважды понес незначительные наказания за причастность к игорному бизнесу. Он был признан «опасным для израильского общества». БАГАЦ оставил решение израильского МВД без изменения (несмотря на то, что в США демонизировали образ Меира Лански, который даже послужил прототипом для персонажа Хаймана Рота в к/ф «Крестный отец 2», до самой его смерти власти так и не смогли доказать его причастность к организованной приступности — прим.ред).Я хочу вернуться к вопросу о деле банка «Апоалим». Какую роль оно сыграло?
Это была еще одна капля в море претензий бизнесменов к Израилю. Но к моменту возбуждения этого дела, как мне кажется, роман с Израилем был уже закончен. Кроме того, основная масса пострадавших от этого дела не были потенциальными инвесторами в израильскую экономику, а лишь хранили деньги на счетах этого банка и попали «под раздачу». Закон об «отмывании» денег был принят под давление американцев, и, кстати, факт наличия тут «русских денег» сыграл не последнюю роль в его принятии. Закон этот, по моему мнению – просто «драконовский». Под его действия могут попасть и люди не имеющие отношения к «отмыванию» в традиционном понимании этого слова. Когда закон вступил в действие, первым от него пострадали израильские банки, которые лишились многих клиентов и не только из бывшего СССР.Алекс, сегодня вы, как русскоязычный адвокат в Израиле, представляете интересы некоторых российских бизнесменов в стране. Можете ли вы сказать, есть ли у них, или у других знакомых вам предпринимателей какие-то экономические интересы в Израиле?
Никаких. И мои клиенты и мои знакомые тут только отдыхают, занимаются изучением иудаизма, не более. Максимум, они могут купить тут недвижимость.
СПРАВКА IzRus
Алекс Раскин родился в 1958 г. в Горьком. Работал в оперативно-следственных подразделениях МВД СССР. Репатриировался в Израиль в 1990 году. Первый представитель алии 90-х в разведке полиции Израиля. C 1991 г. служил на ответственных должностях в подразделениях разведки полиции Хайфы и центрального подразделения Северного округа. После создания отдела расследований международных преступлений (ЯХБАЛ) был приглашен в подразделение разведки и являлся первым куратором всей северной части страны.
В 2000 г. вступил в коллегию адвокатов и на протяжении трех лет являлся государственным обвинителем в уголовных судах. В 2003 г. после создания Управления по борьбе с мошенничеством Северного округа был назначен первым куратором разведывательной работы.
В 2007 г. вышел в отставку, занялся адвокатской практикой и на сегодняшний день является одним из ведущих русскоязычных адвокатов Израиля, представляя в судах общественнозначимые дела, а также интересы ряда известных бизнесменов из стран СНГ.