Лого

Полицейские и воры

Преступность полицейских одно из самых опасных общественных явлений. Оно подрывает веру граждан в государство, в правосудие, в свою защищенность.

На первый взгляд преступность в израильской полиции невелика. Но если вдуматься в то, что речь идет о сравнительно небольшой группе людей в маленьком государстве, то статистические данные начинают приобретать совсем другой оттенок.

Периодически вспыхивают скандальные истории с участием криминальных полицейских, которые все чаще и чаще становятся главными действующими лицами в таких тяжких преступлениях как убийства, ограбления, кражи, получения взяток, участие в организации проституции, в преступлениях связанных с наркотиками и торговлей оружием, в различных должностных и бытовых нарушениях закона.

В 2006 году из полиции были уволены за правонарушения шестьдесят один сотрудник, в суды было направлено сто двадцать уголовных дел, сорок из которых за рукоприкладство. Дисциплинарный суд рассмотрел сто сорок восемь дел. Были отстранены от должности до конца следствия тридцать три работника, тринадцать из которых по подозрению в корыстных преступлениях. Четыреста тридцать девять уголовных дел против полицейских были прекращены с рекомендацией применить меры дисциплинарного воздействия.

в июне 2007 cотрудник отдела разведки полиции Акко М.Х. был арестован МАХАШем (отдел по расследованию преступлений совершенных полицейскими) года за то, что продал человеку, оказавшемуся полицейским агентом, патроны, гранату, заказал поджог машины своего недруга, а также предложил совершить кражу из квартиры, в которой по его предположению находилась крупная сумма денег.

Неизвестно как М.Х. по роду своей работы умел собирать информацию, но торговать ею у него получилось. М.Х. заключил со следователями МАХАШа сделку: в обмен на обещание закрыть против него уголовное дело, рассказал о том, что пятеро полицейских покушались на жизнь хорошо известного нагарийской полиции Михаэля Мора.

После проведения секретной части расследования 22 ноября 2007 г МАХАШ сообщил об аресте работника отдела разведки полиции Акко, двоих работников отдела разведки и одного оперативного работника центрального подразделения полиции Галилейского округа. Пятый участник полицейской группировки предложил себя на роль государственного свидетеля. Также было арестовано одно гражданское лицо.

Дело напоминало плохо срежессированный боевик. История началась стого, что в октябре 2006 г. в Наарии в дом одного из полицейских была брошена граната, а семьи еще нескольких полицейских получили угрозы .

Подозреваемым по делу являлся Михаэль Мор. Однако в связи с отсутствием доказательств его уголовное преследование было прекращено. Пятеро пострадавших полицейских, понимая свою незащищенность и не надеясь на помощь организации в которой они служат, решили восстановить справедливость по своему. С этой целью они под руководством гражданского соучастника разбирающегося в пиротехнике приобрели в магазине составные компоненты взрывного вещества и произведя нехитрые операции наполнили им металлическую трубку, приделав к ней часовой механизм.

Под утро 22 октября 2006г. разделившись на две группы, они установили самопальные взрывные устройства под БМВ принадлежащий Мору и под окном дома его сподвижника Рафи Бен Шалома. В назначенное время раздался взрыв под окном дома Рафи Бен Шалома, причинив вред строению. Взрывное устройство под машиной Мора не сработало. История имела бы почти робингудовский оттенок, если бы не маленький нюанс — одно взрывное устройство было прикреплено к машине, находившейся в пользовании не у самого Мора, а у его жены; второе — к окну дома Бен Шалома, в котором спали в ту ночь только его мать и десятилетний брат.

Через несколько дней после ареста полицейских Мор, отбывающий наказание в тюрьме по другому делу напомнил о себе: в одной из центральных газет появился некролог с соболезнованием по поводу кончины всех пятерых.

4 ноября 2007г МАХАШем арестован сыщик ашдодской полиции Ш. К. по подозрению в получении взяток за передачу информации о готовившихся рейдах на казино.
25 сентября 2007 г. мировой суд Тель-Авива осудил полицейского из Герцелии Моти Абрамовича, который избил свою подругу за отказ от интимной близости с ним.
11 сентября 2007 г. арестован добровольный помощник транспортной полиции Севера за кражу товаров из магазинов торгового центра Хацор а-Глилит на сумму четверть миллиона шекелей.
7 августа 2007 года арестован сотрудник отдела разведки полиции Натании по подозрению в причастности к деятельности одного из преступных кланов.

27 марта 2007г. Тель-авивский областной суд отклонил апелляцию бывшего работника ЯХБАЛя Сильвермана и утвердил назначенное мировым судом Тель-Авива наказание – 18 месяцев тюрьмы. Майор Ария Сильверман был одним из старейших работников ЯХБАЛя (международный отдел полиции). В 1999г. в период следствия в отношении «Едиот Ахронот», он будучи хорошо знаком с председателем директорского совета « Маарив» Офером Нимроди снабжал его информацией, имеющей отношение к делу. В том же 1999 г. Сильверман информировал Нимроди о ходе секретного следствия, которое велось ЯХБАЛем против него.

25 марта 2007г. Хайфский мировой суд осудил полицейского, жителя Маалота, за неоднократные кражи продуктов питания на общую стоимость несколько тысяч шекелей.
14 марта 2007г. арестован работник полиции Раананы, который подозревался в получении взяток за извещение владельцев казино о планируемой против них деятельности полиции.

5 марта 2007 г. арестован капитан полиции Тиран Залай. Залай длительное время служил в ЯХБАЛе, но что-то не удалось в жизни. Он оставил семью, перешел служить в эмиграционный отдел полиции, связался с передовицей самой древней профессии, запутался в денежных долгах. Создалась идеальная ситуация для его вербовки. В нужный момент новая подруга познакомила его с главами хорошо известного правоохранительным органам клана Харири. Залай снабжал их информацией о секретных мероприятиях полиции, сообщал о полицейских «источниках”, работающих против «семьи”, передал им данные материалов расследования дела об убийстве, в котором были замешаны его “кураторы». Аппетит пришел во время еды: Залай начал вымогать деньги с владельцев казино и публичных домов, обещая им защиту от полиции, организовал в Петах-Тикве свой “массажный кабинет». По делу Залая проходили еще одиннадцать обвиняемых, одна из которых — ответственная работница налогового управления Петах–Тиквы Адриана Коэн. Залай указывал ей на лиц, укрывающих доходы от налога, а после того как Коэн вызывала их к себе в кабинет на беседу, предлагал им за взятку уладить дело. Коэн же в свою очередь передавала Залаю информацию о должниках налогового управления, а тот требовал с них взятки.

28 мая 2006г. был арестован сотрудник отдела разведки полиции Звулона Рафи Менаше по подозрению в том, что за взятки предупреждал находящегося в розыске Чарли Вазана о мероприятих полиции по его поимке. Менаше подозревался также в том, что участвовл вместе с Вазана в краже драгоценностей. Вазана сам обратился в МАХАШ с предложением о сделки — информация о Менаше в обмен на обещание закрыть уголовные дела против него.

15 сентября 1999г. при покушении был тяжело ранен ашкелонский «авторитет» Пинхас Бухбут. 25 сентября 1999 г.в палату больницы «Шиба» в Тель- Ха Шомере вошли двое людей в форме полицейских и несколькими выстрелами добили раненного. В ноябре 2000 г. за вооруженное ограбление был арестован иерусалимский полицейский Цахи Бен Ор. На следствии Бен Ор признался в убийстве Бухбута и предложил прокуратуре сделку: он даст обличающие показания против заказчиков убийства — братьев Шарона и Одеда Париньян, а суд ограничится тремя-четырьмя годами лишения свободы.

Генеральный прокурор Израиля Эдна Арбель была согласна принять предложения Бен Ора лишь на условии семи-восьми лет лишения его свободы. Сделка не состоялась. В 2001 году Бен Ор был освобожден из под стражи под домашний арест и вскоре присоединился к ашкелонской группировке. Он организовал встречу между ашкелонцами и представителем братьев Париньян — Амиром Шаминьяном, на которой Шаминьян был убит и, предположительно, самим Бен Ором. Братья Париньян, заподозрив Бен Ора в убийстве своего человека, вызвали его на на встречу, где пытались его убить. Бен Ору удалось спастись. В тяжелом состоянии он был госпитализирован в больницу Барзилай.

Прийдя в сознание Бен Ор вызвал к себе следователя, которому подробно рассказал обо всех известных ему убийствах, а затем бежал из больницы. По поддельным документам Бен Ору удалось выехать из Израиля и в 2004 г. он был обнаружен убитым в Мексике.

С этого момента дело передается в ЯХБАЛь. Последующее расследование явилось основанием для создания комиссии Зайлера, результаты работы которой всколыхнули весь Израиль.

Комиссия установила, что начальник отдела разведки Ашдодской полиции майор Дуби Гильбоа и начальник следственного отдела центрального подразделения Южного округа полиции подполковник Ерам Леви еще с начала девяностых годов находились, мягко сказать, во внеслужебных связях с хорошо известными в криминальном мире братьями Париньян. Офицеры предотвращли проблемы братьев с полицией, объясняя это оперативной необходимостью. Особенно трепетно относились они к казино, принадлежащее Париньянам..

В 1988 г. в период угрозы иракских «скадов» было совершено хищение из склада одной из южных армейских баз. Пропали батарейки к противогазам, предназначенным для выдачи населению. Сумма похищенного оценивалась в десять миллионов шекелей. Дуби Гильбоа, минуя все инстанции, получил от страховой компании, страховавшей армейское имущество, наличными несколько сот тысяч шекелей для передачи их лицу, которое поможет в розыске пропавших батареек. Сразу же после этого Одед Париньян «нашел», вернул украденое и получил обещенное страховой компанией вознаграждение..

Информация о подозрениях в коррумпированности обоих офицеров доходила и до МАХАШ, и до руководителя Южного округа полиции – Моше Каради, который впоследствии назовет это «небольшими слухами и сплетнями» и выдвинет Леви на должность начальника центрального подразделения полиции Юга.

Перед назначением Леви было предложено пройти полиграф по вопросам его связи с Париньян. За отсутствием выбора он нехотя согласился, но в процессе тестирования, постоянно кашляя, сорвал проверку. На повторный вызов он не явился.

Моше Каради, зная о происшедшем, доложил генеральному инспектору полиции и другим высшим офицерам о том, что Леви проверку благополучно прошел и его причастность к криминалу не подтвердилась. В результате Ерам Леви был назначен на одну из самых ответственных должностей в полиции. Комиссия проделала кропотливую работу, вскрыв факты коррупции в среде высших чинов полиции. Непонятно лишь только, почему без ответа остались вопросы: с какой целью Каради был заинтересован любой ценой «протолкнуть» Леви на ответственную должность, каким образом он сам вскоре после назначения Леви занял пост генерального инспектора полиции, и есть ли связь между этими двумя назначениями? Не является ли одно назначение » благадарностью» за другое? Кто был заинтересован в назначение Леви? Кто этот » кто-то»‘, обладающий властью назначить Каради на высшую полицейскую должность?

Преступность полицейских существует в любой стране мира. Вопрос лишь в том насколько уполномоченные на то лица хотят и могут с ней бороться. При численности Израильской полиции вместе с пограничной охраной примерно в двадцать пять тысяч человек в МАХАШе работают только восемьдесят пять сотрудников, тридцать пять из которых следователи. Численность же полицейских Лондона примерно такая же как во всем Израиле, но в лондонском «МАХАШе» служат четыреста следователей. В полиции Нью–Йорка проходят службу примерно тридцать три тысячи полицейских, а вот уголовные дела ими совершенные расследуют шестьсот следователей.

В 2005 году МАХАШ прекратил шестьсот шестьдесят дел за недостаточностью доказательств, сто семьдесят дел прекращены за отсутствием общественной значимости, семьдесят шесть дел прекращены как нераскрытые. Более трех тысяч жалоб граждан были отправлены в архив без какого-либо рассмотрения. Лишь сто сорок четыре уголовных дела против полицейских с обвинительными заключениями были направлены в суд.

Явление преступности среди полицейских во многом зависит от тех же причин, которые влияют на общую криминальную ситуацию в стране. Но есть и немало своих специфических факторов. Например, чаще всего коррупции подвержены оперативные работники, которые по роду своей службы имеют право в неофициальной обстановке встречаться с контролируемым контингентом. И если в какой-то момент человек находящийся по другую сторону барьера окажется сильнее полицейского, то грань, разделяющая их сотрется.