Лого

Израиль – несостоявшаяся шестнадцатая криминальная республика

История вопроса

После развала СССР криминальный мир постсоветского пространства открыл для себя Израиль. С одной стороны – заграница, со всеми вытекающими отсюда последствиями, а с другой — возможность легкой адаптации и растворения в толпе среди большой массы русскоязычного населения.

В Израиль хлынули лица, скрывающиеся от правосудия, зачастую — прихватив с собой чужие деньги. В Израиле пересиживали «горячие времена» криминальные авторитеты, руководя по телефону боевыми действиями в России или на Украине. В Израиле прятали антикварные ценности, похищенные в различных уголках планеты.
В Израиле «залегали на дно» киллеры после выполнения заказов.
Израиль стал местом для «самоубийств» и «несчастных случаев».
Странные туристы тонули в Средиземном море, зачастую — забыв снять ботинки.

Мужчина, поспешивший повеситься сразу же по приезду в апартаментах дорогой гостинице Тель-Авива, по неподтвержденным данным был одним из исполнителей убийства Влада Листьева.
Из Израиля заказывались убийства в бывшем СССР. Из бывшего СССР заказывались убийства в Израиле.
В 1995г. в продолжение «алюминиевых войн» было заказано убийство проживающих в Израиле Михаила Черного и лидера измайловской группировки Антона Малевского (Антон Резаный). Посредником в заказе выступал бывший полицейский отделения полиции в Тират Кармеле «Б», уже обосновавшийся в то время в Москве. С просьбой организовать покушение, «Б» обратился к двум частным сыщикам, отставникам военной разведки Израиля, которые, в свою очередь, поручили выполнение заказа местному криминалу. Тот же — моментально побежал в полицию договариваться о сделке по закрытию уголовных дел против него в обмен на информацию. Дальнейшее было делом техники.
Впоследствии «Б» был убит, а бывший десантник Антон Малевский в 2001г. погиб на отдыхе в Африке во время неудачного прыжка с парашютом.
В 1994г. в Москве был взорван в своем « Мерседесе» гражданин Израиля, лидер ореховской группировки «вор в законе» Сильвестр, известный в миру, как Сергей Тимофеев, а по израильским документам — Сергей Жлобинский. Сильвестр был женат на гражданке Израиля Ольге Жлобинской, приближенной Григория Лернера. Именно Ольга Жлобинская являлась директором созданного Сильвестром, совместно с Григорием Лернером, Московского торгового банка, имевшего филиал в Тель-Авиве и дурную привычку не возвращать кредиты, взятые в других коммерческих банках.
Свой арест Лернер считал «заказом» Гусинского в отместку за его попытку вторгнуться на рынок кабельного телевидения Израиля.
В желающих наказать Лернера недостатка не было. Достаточно вспомнить факт, что Мосторгбанк умудрился получить кредит в миллион долларов у фирмы АВВА, принадлежащей Березовскому, не имея намерений его возвращать. Деньги, конечно, отдать заставили ,но перед этим прогремел взрыв у Павелецкого вокзала, от которого погибли несколько человек из охраны Березовского, а сам Борис Абрамович отделался ожогами рук.
Трудно сказать, кто конкретно «заказал» израильской полиции Лернера, но с просьбой об его аресте обратилось одно из первых лиц Российского МВД, обещая предоставить израильским спецслужбам полные доказательства вины Лернера в заказных убийствах на территории России. Когда же судебная машина закрутилась, и Лернер оказался в камере, генерал о своих обещаниях забыл, и в Израиле больше не появлялся.
Лернер со следствием не сотрудничал, помня о том, к чему приводит добровольное признание.
Находившиеся в Израиле российские следователи пребывали в недоумении и не могли понять, почему нельзя заставить Лернера говорить. Попытки объяснить израильским коллегам, что такое «прессхата», повергли тех в шок.
Несмотря на то, что ближайшая помощница Лернера «Л» получила статус «государственного свидетеля», и израильская Фемида заняла жесткую позицию дать бой «Русской мафии», дело, с точки зрения доказательств, было совсем не простым. Решение Лернера заключить сделку с обвинением явилось для всех неожиданностью. Предположительно, Лернер подписал договор, увидев среди потерпевших в зале суда не предвещающие ничего хорошего лица тех ,с кем бы он предпочел не встречаться.
В Израиле искали убежища не только от правоохранительных органов, но и от бывших собратьев.
«Ж», прихватив «общак» известной группировки, и найдя в своей родословной еврейские корни, эмигрировал в Израиль, где поменял фамилию, а затем переехал в Канаду. Направленная на его поиски с чрезвычайными полномочиями «экспедиция» положительных результатов не добилась.
Такие известные воры в законе, как Михась (Михайлов Сергей), Авера – старший (Виктор Аверин) – лидеры Солнцевской группировки, имели свой контрольный пакет в Израиле.
В Израиле некоторое время проживал и имел свой бизнес лидер Пушкинской группировки Акоп Юзбашев.
В Ашкелоне жил белорусский вор в законе Биря (Бирюков Владимир).
Любил посещать Израиль минский вор в законе старой закалки Бельмо (Эпштейн Лев).
Многие другие российские ,грузинские, украинские, узбекские, молдавские и крымские воры в законе и криминальные авторитеты также не обидели Израиль своим вниманием.
В Израиле проходили международные «сходняки», создавались «общаки», организовывалась структура по модели преступного мира России. Страна была разделена на зоны влияниия, что периодически приводило к конфликтам.
Израиль был включен в юрисдикцию российского криминала с отведенной ролью – организация проституции.
Этот бизнес давал баснословные доходы и действовал на высокопрофессиональном уровне.
Деликатность вопроса состояла в том, что традиционные законы старого преступного мира не жаловали подобную деятельность.
По одной из версий, Израилю была дана индульгенция с объяснением, что «закон» в полном объеме действует только на территории бывшего СССР.
Израильские банки того времени создавали льготные условия для вложения иностранного капитала.
Происхождение денег никого не интересовало, процентные ставки на вклады были высокие.
>В Израиль хлынул поток дензнаков. Выручка от большой части сделок, как полулегальных, так и криминальных, заключенных бывшими советскими гражданами и их фирмами в разных концах света, перекачивалась в Израиль. В израильских банках хранились деньги из «общаков» некоторых российских группировок. В израильских банках держали крупные суммы многие криминальные авторитеты.
В Израиль вывозился капитал из России. Не только преступный мир, но и многие российские политики, деятели искусств и бизнесмены имели тут свои счета, бизнес и недвижимость.
Российские доллары в израильских банках исчислялись астрономическими суммами.
На сегодняшний день в банках Израиля имеются невостребованные счета лиц, которые были убиты во время гангстерских войн в России. Периодически появляются охотники их найти.
С 94-95-х годов и до 98г. в Израиле держался устойчивый курс доллара, что было обусловлено наличием в банках большой долларовой массы, основу которой составляли российские деньги.
И лишь после дефолта 1998 года, когда россияне стали забирать из банков Израиля свои средства, курс доллара в стране резко пополз вверх.
На конец девяностых падают ужесточения в банковской системе, а затем — и появление закона по борьбе с отмыванием денег.
В традиционно консервативный израильский закон об экстрадиции вносятся различные изменения, в результате которых некоторые бывшие российские граждане спецрейсами стали возвращаться в Шереметьево.
Российское МВД передает израильтянам список криминальных авторитетов России, проживающих в Израиле. МВД Израиля начинает шумный процесс по выдворению их из страны. Хотя официально больших результатов в этом достигнуто не было, многие покинули страну сами.
В полиции Израиля создается международный отдел. При посольствах России и Украины в Израиле начинают работать представители МВД этих стран.
Спецслужбы Израиля совместно с коллегами из Англии и Америки, на основании данных, полученных от официальной России, составляют список лиц, нежелательных в этих странах.
Так после того, как американцы отказали во въездной визе Иосифу Кобзону, израильское МВД тут же задерживает его в аэропорту Бен-Гурион и выносит запрет на его въезд в страну.
Причем, чем именно певец опасен Израилю, толком никто объяснить не смог.
Но к этому времени россияне уже успешно освоили Европу и ее банковскую систему, «ледниковый период» в России ушел в историю, вчерашний криминалитет занялся легальным бизнесом.
Размещение капитала в Москве, Питере или Киеве стало приносить колоссальные доходы и было практически безопасным.
Прятать деньги в Израиле уже не имело смысла, чисто экономические вложения большой выгоды также не сулили.
Официальный же Израиль сделал все, чтобы оттолкнуть от себя российский бизнес.
Финансовый и криминальный интерес к Израилю пропал.