Адвокат А. Раскин: дело Либермана — что такое судебная сделка



 
В прессе продолжают бушевать страсти по поводу   решения Авигдора Либермана уволиться с поста министра иностранных дел с целью   закончить уголовное дело, уже много лет ведущегося против него.   Многие  видят в этом шаге признак джентельменства , а многие —  политический трюк. Одним из способов окончания  этого уголовного дела может  явиться судебная сделка.

Редакция Strana.co.il решила обратиться к адвокату Алексу Раскину, чтобы получить детальное объяснение, что же такое судебная сделка.

— Речь идет о сделке, заключаемой между обвиняемым и прокуратурой.  Смысл юридического досудебного договора состоит в том, что обвиняемый согласен признать себя виновным в той или иной мере в обмен на изменение обвинительного заключения либо на  обещание ограничиться определенным наказанием. Стороны представляют проект договора  суду,   который формально не связан его условиями. Между тем, если сделка не выходит за рамки здравого смысла и законности, то суд, как правило, принимает ее и выносит окончательное решение.
 
— Насколько судебные сделки распространены в мировой юридической практике?
 
— Насколько мне известно, судебные сделки  применяются во многих  странах, включая США. Во всем цивилизованном мире судебные системы устроены примерно одинаково. Везде суды задыхаются от объема работы. В Израиле, на мой взгляд, основная масса судебных дел заканчивается сделками. Если этого бы не было и суды были бы вынуждены рассматривать все эти дела в полном объеме, то судебная система просто бы рухнула.
 
 — Судебная сделка: это хорошо или плохо?
 
— Трудно однозначно ответить на этот вопрос. Судебная сделка  часто  заключается тогда, когда есть проблема с доказательствами. Прокуратура понимает это,    и не хочет рисковать провалом всего дела. Обвиняемый, в свою очередь, тоже не хочет рисковать и соглашается на сделку. С точки зрения конкретного обвиняемого — это хорошо, с точки зрения общественного интереса  думаю, что не очень. С одной стороны, это дает полиции и прокуратуре легитимацию тащить в суды все подряд, а затем заканчивать эти дела сделками. С другой стороны, нередко это приводит к мягким наказаниям за тяжкие преступления.   Встречаются  случаи, когда невиновный человек соглашается на заключение сделки, так как не верит в справедливость суда и согласен закончить дело признанием вины в обмен на мягкое наказание.
 
— Поясните нашим читателям, в чем конкретно обвиняется Авигдор Либерман?
 
 Авигдор Либерман обвиняется в том, что  после того, как посол Израиля в Белоруссии  Бен-Арье сообщил ему о проводимом против него расследовании на территории Белоруссии и тем самым нарушил закон. В свою очередь, Либерман не доложил никому об этом нарушении, включая комиссию по утверждению дипломатов.
 
— Это все, чем закончилось  громкое дело “об отмывании денег, мошенничестве, взятках”?
 
Наша полиция, как собственно и любая другая полиция, часто выдает желаемое за  действительное.  И, чем выше статус подозреваемого, тем больше желаемого. Думаю что если бы в этом деле были бы  хотя бы мало – мальские доказательства, оно,  конечно,  было бы направлено в суд.

Наши телефоны:

Russian Federation
Ukraine
Moldova
Kazakhstan
Georgia
Bulgaria
United Kingdom(Great Britain)

+972 (0) 77 701 8012
+972 (0) 54 543 8638
+972 (0) 54 449 6390


Встреча с Адвокатами: Воскресенье - Четверг: с 9:00 до 18:00
(по предварительной записи)